Рассвет.Будда

Рассвет. Будда

Чем больше ты рвешься, идя и сражаясь,
Тем меньше духовности, все она тает,
Утратили смысл, забыли значения,
Я срочно пишу, все для вас, для прозрения,
Раздвинем границы, представим картину,
Мы отправляемся в древнюю Индию,

Босыми ногами по пыльной дороге,
Идет не спеша, не толпа, а лишь Боги,
Пришли они в Индию, даруют прозрение,
Сегодня у Будды настал День Рождения,

Он рос во дворце, во всем изобилии,
Его окружали лишь только живые,
Там не было смерти, ни кто там не плакал,
Калеки, разруха, страдания, все в тайне,

Для мальчика был покой и уют,
И лишь красота воцарилась тут,
Он спит, и ему снится сон,
Что стражей со всех сторон окружен,

Нет выхода, ступор, пропало прозрение,
Я так не хочу, и все как смятение,
Лишь Боги те знали Сатурна проделки,
Он развернул человеческие стрелки,

И тягость от сна, впечатления страх,
Так не знакомы, но жаждущий шаг,
Не в силах противится воле планеты,
Он ринулся в жизнь, познавать две монеты,

Собрав горстку слуг и спрятав лицо,
Он в тайне ушел из дворца своего,
Не в силах раздумье больше томить,
Так знать он хотел, что жизнь там творит,

Открылись чудовищно страшные вещи,
Он был поражен, и застыл аж на месте,
Пред ним разродилась такая картина,
Он видел двух низших, одного вдруг убили,

И смерть лишь впервые он осознал,
От страха, смятения, чуть не вскричал,
И свора из тысячи мыслей ворвалась,
В его голове война разрасталась,

Он шел и терзался смутным сомнением,
Что жизнь не такая и он без сомнения,
Стал мыслить иначе, в том шок виноват,
По улочке темной, и грязно вонючей,
Слегка замедляя, услышал он звуки,

Стонал там старик пораженный проказой,
И он тогда вскрикнул – за что ты наказан?
И так не знакома ему та картина,
Что он побледнел, снял одежду и кинул,

Под голову тот час ее положил,
Воды – вот возьми, старика напоил,
И пятясь на свет из кромешной дыры,
Он стал понимать для чего эти сны,

Растерянный в мыслях, вернувшись домой,
Он вдруг осознал, какой тут покой,
Все пышет лишь жизнью, кругом красота,
А там за окошком другая страна,

Зачем боль и горе на нашей земле,
Зачем человек страдает из вне,
И как эти муки для всех бы ослабить,
И сердце так билось, он жаждал исправить,

Рука опустилась ему на плечо,
И сердце затихло, он чувствовал тепло,
Стояла пред ним Яшодхара – жена,
Прекрасная девушка, словно звезда,

Ну что ты мой Будда, чего ты не весел,
Сидишь в полумраке уже целый месяц,
И думаешь, думаешь, расслабься скорей,
Смотри и малыш шлет привет,

Топчаясь ногами он рвется на свет,
Щекою прижавшись к ее животу,
Он улыбнулся – сынок мой Рахулу,
Ты скоро родишься,
А я вот жена тут принял решение,
Уйти из дворца,

Я должен найти на вопрос свой ответ,
Пойду я к монахам, приму их обед,

Страдания и смерть – можно их избежать?
И что для чего стремлюсь осознать,
Не плачь, я прошу, успокойся, пойми,
Чтоб жизнь осознать я должен уйти,

И вот когда сын появился на свет,
Он твердо сказал – ухожу я отец,
Ты мать не печалься – у вас есть Рахулу,
Обнял он жену и сказал – ну, ну будет,

Я вас так люблю, но болеет душа,
Пошел он в покои, обстриг сам себя,
Оделся он в желтое, словно тюльпан,
И с легкостью юноши, в рассвете всех сил,
Покинул дворец и остался один,

Бездомную жизнь выбрал он для себя,
И не колебался, шагал не спеша,
Дорога лежала в Магадху, на юг,
Он знал – что там сильные люди живут,

Молва донесла философские взгляды,
Наслышан он практикой Алару Каламу,
Да и вообще, интересные люди там проживали,
Туда он стремился, пыль дороги взбивая,

Он шел, а вот Солнце уже опускалось,
Прикинув движение, и сделав расчет,
Он понял, что завтра лишь только придет,
А значит, ночлег нужно мне подыскать,
Пойду я в тот лес, в нем смогу я поспать,

И бодро шагая к зеленым деревьям,
Сшибая росистой травы омовенья,
Он скрылся за листьями пышных кустов,
Отведал там ягод, вкусил и грибов,
С улыбкой отметил – как лес то приветлив,
И вот опустившись к корням в углубление,
Он крепко уснул, и проспал до утра,

Его разбудило упрямое Солнце,
Ласкал ветерок, и все было спокойно,
Но Будда спокойствия больше не знал,
Он думал, он мыслил, он знать так желал,

Что, где же здесь правда, каков этот мир,
 Он понял, что сам лишь ответит один,
Все сам объяснит он себе опосля,
Настала для жизни другая пора,

И вот устремленный и ищущий влаги,
Решил это дело скорее исправить,
До вечера можно дойти не спеша,
Прибавлю я ходу, идти мне пора,
И чистую голову обдул ветерок,
Он шел наступая на теплый песок,

С улыбкой внутри и спокойной душой,
Он стал замечать городок не большой,
Быть может наверно, пришел я уже,
Ответил он тихо, сказав сам себе,

Немного поближе, дойдя до селения, 
Он встретил двух женщин, 
Приветствие им свое выражая,
Спросил – что за город?
Магадку? Я правен?
Магадку да, да, а зачем ты прибыл?
Да путь твой далек и откуда он был?
Иду я из города Капилавасту, уже второй день,
Попить не желаешь? – да буду
На – пей,

Плеснув в крынку чистой как воздух воды,
Он скромно попив, возродился внутри,
Скажите – а где проживает Алару Каламу,
К нему я спешу, учеником его стану,

Весь город пройдешь, на пригорок ступай,
Поднялся, на право потом ты шагай,
И там, на отшибе стоит его дом,
Он там проживает, монах в общем он,

Спасибо за все, блага и процветания,
Сердечно сказал он, слегка поклоняясь,
И вот устремленный он к цели своей,
Он бодро шагал, а сезон то дождей,

Уж крался за ним, наступая на пятки,
Ну что ж повезло, не застал мокрой встряски,
Подумав об этом на пороге стоя,
Тихонько в приоткрытую дверь постучав,

Никто не ответил, он взял и вошел,
Отметил он, тут тишина и покой,
Прошел он подальше, и там в большом зале,
Сидели монахи, как будто бы спали,

Их души в других мирах прибывали,
 Он сел с ними рядом и стал подражать,
Он понял, что должен здесь изучать,
Алару Каламу приоткрыл оба глаза,
И улыбаясь, шутя, произнес фразу,

С прибытием путник, зачем к нам пришел,
Чего ты искал? – Что искал, то нашел!
Прошу меня взять в вашу общину,
Ищу просветления и духовную силу,

Хочу я нирвану в себе осознать,
Готов я учиться, чтоб не страдать,
Ну что ж, оставьте нас братья,
Посмотрим что стоишь, на сколько талантлив,

Садись в центр круга, закрой свои глазки,
Прямая спина, расслабь свое тело, расслабься,
Почувствуй себя как яйцо в скорлупе,
Внутри словно жидкий, но с формой во вне,

И все, раз, забудь обо всем,
Держи все внимание прям на пупе,
Представь ярко огненный солнечный шар,
Внутри разгорается словно пожар,
И он расширяясь залился вокруг,
Нахлынули волны, и ты поплыл вдруг,

Ну что ж, ты неплохо старался,
Тебя я возьму, но смотри не зазнайся,
Придется оставить всю свою мишуру,
Ты понял монах? Я не шучу!

Готов я лишиться ради любви,
Я счастье в себе хочу обрести,
Понять как ослабить страдания для всех,
Я думаю, с вами меня ждет успех,

Ну хватит болтать, ступай ты во двор,
Там спросишь Камала, он старшенький мой,
Тебя он во все посвятит без труда,
Но жесткие правила знай навсегда,
Ступай, все, оставь меня в тишине,
Я должен закончить упражнение в себе,

Он вышел во двор, на земле был туман,
Закутано небо в темный кафтан,
Полился дождище, огромной водой,
Сезон наводнений, дождливый сезон,

Весь двор оглядев, он вошел на веранду,
Увидел он взрослого очень мужчину,
Он вроде бы стар, но с огромною силой,
И с легкостью делал ассаны свои,

Стоял на руках, загибался змеёю,
Растяжка и гибкость, дыхание спокойно,
Он словно артист давал представление,
Наверное, был йог, да йог, без сомнения,

И вот тот, закончив свои упражнения, 
Сказал: Ты ко мне? Каково настроение?
Хочу приобщиться я к здешним канонам,
Вы мне объясните, я тут совсем новый,

Садись тут поближе и слушай монах,
Что б силы набраться, начать нужно с тела,
Немножко размяться и снова за дело,
Асаны начнем изучать рано утром,

Сейчас же с дыханием освоим науку,
Послушай внимательно, должен ты знать,
Принять прямо в сердце, и им осознать,
Что в воздухе хлеб, я совсем не шучу,
Тебя я и кушать его научу,

С серьезностью полной усвой мой урок,
Чтоб жить нужно есть, а чтоб сил не терять,
Вить знают монахи уже веков пять,
Что силу мы в пране найдем без труда,

Ее набирая еда не нужна,
До минимума трапезы свои сократишь,
Поесть захотел, пойди надышись,
Разлита для всех в большом изобилии,
Энергия прана, на нашей земле,

Вдыхать только носом на счет до восьми,
Потом и на восемь ее задержи,
И столько же выдоха и так целый час,
Сначала живот свой надуй, а после и грудину,

Затем ты и горло наполни той силой,
Энергия солнца и малой луны,
Тебе принесут результаты свои,
Но что бы добиться больших результатов,
Ты должен сначала поправить все тело,
Что б в нем была жизнь и оно заблестело,

Асаны помогут направить туда,
Лечебные энергии для тебя,
Настроится тело и станет пластичным,
Дыхание, энергии даст нам прилично,

И сможешь на долго в себя уходить,
Большую работу ты там проводить,
Насытишь все чакры и может тогда,
Ну ладно, об этом скажу опосля,

Но если ты будешь верен азам,
Которые я вложу в тебя сам,
Их практика станет жизнью своей, 
То знай, к тебе придет сила о которой не знал,
Ни каждый достоин а лишь идеал,
Запомни покрепче что я говорю,
Я верю в тебя, за тобой присмотрю,

Осознав и почувствовав, силу предмета,
Стал он с яростной практикой делать все это,
Результат не заставил себя долго ждать,
Будда знал – что посеешь то и можно собрать,

Отдав свое время, проливая свой пот,
Он добился значительных в деле высот,
Стал одним из успешных и усердных в общине,
В медитацию с легкостью он входил на пол дня,

И насытился силой для большого ума,
Но ответ на страдания, жизнь, старение и смерть,
Не нашел в этом обществе тайный ответ,
И сказал он себе – видно дальше пора,

Продвигаться мне нужно в другие места,
Попрощавшись с общиной он пошел на легке,
В спину дул нежно ветер, Будда шел в тишине,
Он шагал не спеша, пребывая в себе,

Но внутри тяга знаний и вопросы о жизни,
Заполняли в его голове абсолютно все мысли,
Так он шел пару дней, ни кого не встречал,
И лишь к вечеру почувствовал, что очень устал,

А вокруг уж темнело, осознав, что в лесу,
Он подумал ну что ж, по нему и пойду,
Ноги сами шагали по дороге судьбы,
И не страшны совсем были ночи и дни,

Не боялся он хищных зверей или птиц,
Пробираясь он вышел к небольшому пригорку,
Чуть повыше, на уступе отвесной скалы,
Он увидел огонь и пещеру горы,

Поспешив на огонь, он ступил на пустырь,
Ни кого вокруг нет, а огонь то горит,
И согревшись у пламени золотых языков,
Он проспал до утра, без каких либо снов,

Обдувал ветерок и с утра он озяб,
Потянувшись с улыбкой, он почувствовал дым,
Раздувал тот костер старикашка один,
И совсем не смотря на него, он игриво спросил:

Ну как сам? Не замерз? Подвигайся под дым,
Тут же вспыхнул огонь, языки разыгрались,
Они сели напротив друг друга к костру,
И молчали, слова будто тут ни к чему,

Медитируя в пламя, Солнце быстро поднялось,
В животе у обоих, что то сильно журчало,
Старик вынул безмолвно из костра головешку,
И потопал неряшливо, куда-то в пещеру,

Будда вовсе не ел уже целых два дня,
Но зато четко понял дорогие слова,
Если хочешь поесть, подыши чистой праной,
Что и стал делать сразу, вспомнив мудрые фразы,

Набирая в себя силу ясных светил,
Он подумать не мог, что обед уж за ним,
Старикашка принес из пещеры еды,
Были ягоды, фрукты, жарились и грибы,

А старик вдруг сказал: приглашаю тебя,
Вон ту крынку возьми и попей молока,
Сейчас дойдут и грибы, потом скажешь как вкус,
Я любитель еды, но я чаще постюсь,

Но еда нам нужна, что бы тело жило,
Иногда побалую себя хорошо,
Я так думаю то, что лишь грань надо знать,
А в замученном теле ты не сможешь познать,

Говорил он чудно и не так как учили,
Но зато ощущал он в глазах его силу,
Так пошли ночи, дни, слушал он старика,
Не совсем принимал он всерьез, все пока,

Но прислушивался он к рассказам его,
Говорил он жизни очень легко,
Что прожив лишь с лишением,
Можно все потерять,

А закон парадокса нам поможет понять,
Что искать надо там, где совсем и не ждешь,
И найти тот достоин, кто просто не ждет,
Осознай только путь, не стремись, а иди,

И тогда насытятся ночи и дни,
Осознав совершенно всю силу желания,
Ты поймешь что поможет расстаться с страданием,
Смерть и боль лишь для тела нужны,
Ощути нечто то, что бессмертно внутри,

И тогда ты отпустишь себя, поплывешь,
Нету страха, печали, невзгод,
Лишь осознанный выбор пути,
Что б ослабились жизни узлы,

Можно сделать за эту реальность,
Колоссальный прогресс в осознании,
Углубляясь в себя постоянно,
Ты найдешь все ответы нежданно,

Погруженный взглядом в огонь,
Будда на долго замер в комфортный покой,
От услышанных слов заиграла душа,
Хороводы из мыслей унесли в никуда,
Отключившись от пламени и вернувшись в себя,
Он услышал, как сильно трещали дрова,
А старик уж уснул, видно все, до утра,

Утром Будда проснулся вторым,
Старика рядом нет, он остался один,
Размяв тело, проделав упражнения с дыханием,
Осмотрелся вокруг, приложив все внимание,

Но совсем не нашел он следов старика,
Будто не было вовсе его никогда,
На секунду подумал – не сошел ли с ума?

Но в ответ тут же вспомнил, старика те слова,
Погружаясь в себя все ответы найдешь,
Что и начал он делал без лишних забот,
Отойдя чуть в пещеру, что бы Солнце не жгло,

Он расслабился в позе, как учили давно,
Успокоив дыхание и все мысли прогнав,
Он довольно быстро погрузился весь в транс,
Ощущая себя в фиолетовом сне,

Он пошел по дороге ведущей во вне,
Отправляясь в себя в пред идущие жизни,
Он увидел дорогу наполненную смыслом,
Не будя на раздумие, свое осознание,

Он прошелся по ней и в конце увидел,
Холм из белых камней,
На верху был колодец, в нем была пустота,
Непонятная темень и он прыгнул туда,

Засвистело в ушах скорость очень большая,
Он летел в пустоту, потихоньку вращаясь,
Скоро все нарастало, он летел в темноту,
И в конце концов вылетел в белый свет, в старину,

Осознав, что он в прошлом, стал смотреть те видения,
Концентрируясь на образах, ощущая течение,
Ощутив впереди городок небольшой,
Из старинных построек, но народ то другой,

Явно праздник какой то тут люди встречали,
Все в белых одеждах и столы накрывали,
Изобиловала там живая еда,
Фрукты, ягоды, орехи, мед и курага,

Были там соления, хлеб и молоко,
И царило настроение, все так было легко,
Пели песни и водили хоровод,
Мир светился, будто не было забот,
Вежливость и любовь заполняла сердца,
Там растекалось сознание чистоты и добра,

Кто то, взял и втянул меня в хоровод,
И вокруг костра не замечая ног,
Мы кружились все вместе, сливаясь в экстаз,
Ощущение блаженства  пленило всех нас,

Пение их растворяло сердца,
И я чувствовал братство и единство отца,
Так наполненный счастьем и отдохнувший душой,
Он очутился в пещере, сильный духом такой,

Грело прошлое сердце, и слегка не в себе,
Он ушел из пещеры и поплыл по судьбе,
Плыл и думал вспоминая того старика,

Говорил так легко, 
Проживал без лишений, баловал он себя,
Но зато там внутри ощущалась душа,
Твердый стержень спокойствия чувствовал я,

И те люди, которых я видел в себе,
Веселились и пели,
Нет страха к старости, лишь любовь к той земле,
Что так щедро одаривала,

Но и к людям они проявляли,
 Не меньших чувств глубины,
Ни угрозы, ни страха не чувствовал я,
С ними был как чистый дитя,

Да было в прошлом время такое,
Жил там пророк слова большого,
Просвещал он людей, наполняя сердца,
Жизнь при нем была как сказка бела,

Нравственность и доброта жила в те времени,
Он любил танцевать у большого огня,
Был шутник и затейник, не смотря на года,
Звали его Рама, великие делал дела,

Так в диалоге с самим собой,
Он вышел к дороге, по ней шел обоз,
Телеги с быками один за одним,
Проехали быстро, остановился один,

Сказал: полезай, я тебя подвезу,
Ты тоже на праздник как я погляжу,
И вот с незнакомцем трясясь на телеге,
Они приступили к милой беседе,

Сегодня мы празднуем день урожая,
Гулянка наверное будет большая,
Наш город большой, будет много зевак,
А ты веселишься? Ответь мне монах,

Нет, я взял обед, хочу жизнь осознать,
Ищу я людей кто помог бы понять,
У нас проживает пророк тут один,
Он мудр и стар мы проедем прям с ним,

Коль праздник тебе совсем ни к чему,
Я около дома его остановлю,
И далее молча томясь на жаре,
Подъехали к дому пророка Конданны,

Тот дом отличался своей простотой,
Совсем без излишеств,
Невзрачный такой,
Двери в доме нет, весит полотно,
Ее отодвинув вошел он в него,

Внутри он увидел несколько лавок,
И стол стоящий у окна справа,
За ним сидел худющий старик,
Писал в большой книге, свой манускрипт,
Глаза он поднял и сурово спросил:
Ты что тут забыл? Не ошибся дверями?
Не очень общаться с тобой я желаю,

Нет, я не ошибся, пришел я узнать,
Как жить нужно, что бы совсем не страдать,

Страдания нужны, что бы расстаться с желанием,
Желание, делает это страдание,
Отказ от всего, ни еды, ни воды,
На долгие ночи и жаркие дни,
Поможет очистить тебя от тех мук,
Готов ты лишиться всех праздников вдруг?
Да готов я к лишениям, хочу я познать,
Жизни суть откровения,
Ну что ж оставайся пока,
Погляжу, коль хочешь учиться, тебя научу,

И так полетели ночи и дни,
Учился отказу желать для себя,
Желание есть причина вернуться сюда,
Чтоб в мире этом, совсем не рождаться,

От всех благ земных, нужно здесь отказаться,
И помни причину следственную связь,
Контроль над желанием поможет понять,
Эмоции, действия, снова узлы,

Платок из задолженностей будет, увы,
И снова ты должен будешь решать,
Учись ни чего, ни когда не желать,
Оставь все другим и свяжи свой узор,

Нет мыслей, нет действий, один лишь покой,
И карма тогда отпустит тебя,
Узлов ведь нет, душа так легка,
И тело не держит оно отошло,

Оставь и не бойся, засохнет оно,
Стремись уйти в высь, и расстаться с собой,
И ждет там тебя вечный покой,
В нирвану ты сможешь попасть лишь тогда,
Когда ты забыл навсегда про себя,
И жертвуя миру свое покаяние,
Войдешь в состояние сатори нежданно,

Слова повлияли на Будду тогда,
И он отказался совсем от себя,
Стремился он тело свое отпустить,
Одним аскетизмом на свете прожить,

И так много лет, изнуряя себя,
Он жил медитациями и лишением себя,
Да, была польза от этих стараний,
Он стал так усидчив и чувственный к тайнам,

Но тело ослабло, совсем исхудав,
И он вдруг подумал: наверно не прав?
Страдать стало тело и просто болеть,
И понял, что это не то чего ждал,

Неверным путем он себя истаскал,
Собрал силу в тело и побрел он в леса,
Пришел он к деревьям и тихо сказал,
Я так долго смысла жизни искал,

И так и не понял, зачем я страдал,
И жить не хочу, все уйду в ни чего,
Коль знаний я познать не смогу,
Усну среди вас, навсегда в тишину,

И рядом с корнями огромного дерева,
Он впал в состояние долгого времени,
Ушел глубоко за пределы сознания,
И жизнь одарила прозрением и знанием,

Вся жизнь промелькнула и все кто в ней был,
Кто, как и о чем ему говорил,
Все вдруг наполнилось ясным прозрением,
Вокруг белый свет заиграл вдохновением,

И ринулся жизни потом сверхсознания,
Открылись все чакры, пришло понимание,
Что тело дано для того что бы жить,
Оно  инструмент, что бы праведным быть,

И тут на земле невозможны успехи,
Сюда душу в тело направили в нас,
Что б мы научились держать свой баланс,
Нет тела, а значит и нет и познаний,

Лишь в полной гармонии с самим собой,
Нет горя печали а только покой,
Люби свое тело, уважай ты себя,
И станешь ты сильным как никогда,

Очнувшись, почувствовал, что в рот течет молоко,
И держит его кто то, очень легко,
Но слабость ему не дала разглядеть,
Кто был этот ангел что не дал умереть,

И вот подкрепившись, он крепко уснул,
Но спал уж другой, примерный с собою,
И так премудреный за долгое время,
Он спал и был счастлив, что он в своем теле,

Дорога по жизни его была еще далека,
Великие сделает при жизни дела,
Но главное он осознал для себя,
Что тело есть храм, в нем взрослеет душа.

 
                                                                                                                                                             8-916-755-23-72                                                   2013-2017 © Эзотерический клуб - Путешественник                                          8-926-735-90-15
Создание  сайта - Seospecy.ru
Работает на Amiro CMS - Free